На главную
 

Ролевые игры, фестивали

"Pассвет на Закате" ("Sunrise Dawn on Sunset")
пародия на произведение Г.Л.Олди "Сумерки Мира"

      Engl

   О сколько нам открытий чудных
   Готовит просвещенья дух
   И опыт, сын ошибок трудных,
   И гений, парадоксов друг...
   А:С. Пушкин

   ...веснушчатому подростку,
   в упоении машущему деревянным мечом
   над плитами набережной древнего...
   посвящается эта повесть...

   Повесть "Сумерки мира" говорит о том, как Сигурд Ярроу Девятикратный с удавом Зу, Солли Изменчивый с верными волками, Пустотник Даймон Сын Большой Твари и Те Которые Он Бес Марцелл отправились в Пенаты Вечных задавать вопросы Отцам. Как мир вывернулся наизнанку, открывались Двери в Бездну, ходили по земле варки-мороки, как была написана Великая книга Бездны, как бес Марцелл и Большая тварь Даймон закрыли дверь в Бездну и были поглощены ею, как восстали боги в Пенатах Вечных и отправились закрывать все Двери...


Бейнеу-Кыр - месторождение целестина в горах Бейнеу, Туркмения, Средняя Азия, СНГ. Автор фото


Бейнеу-Кыр - месторождение целестина, знаменитая каменоломня, Туркмения, СНГ. Автор фото

 

   Книга первая

   Ветки обугливаются

   ...и низверг его в бездну,
   и заключил его, и положил над ним печать,
   дабы не прельщал уже народы,
   доколе не окончится тысяча лет,
   после же сего должно быть освобожденным ему.
   Откровение св. Иоанна Богослова гл. 20 ст.3

 

   Тень первая

   РАССВЕТ НА ВЕРШИНЕ ДУБА

   Он бежал по лесу легко и непринужденно, чувствуя мощными лапами упругую землю и вдыхая запахи леса чувствительным носом. Он никогда еще не забегал так далеко. Изменчивый Серрет, сын Изменчивого Солли. Он был молод, но уже не раз ходил на охоту без отца. Даже на ту. Самую страшную. Когда тебе противостоит не живая плоть. На охоту за варками. Он бежал, оставляя за собой неровную цепочку следов, и ветер шел за ним по вершинам деревьев.

   Неожиданно воздух прорезал протяжный вой. У-У-у... Другой ему откликнулся с упоением. Чужая дикая волчья стая гнала кого-то. Легко вскидывая лапы, Серрет понесся наперерез. Ветки хлестали его по бокам, осыпая каплями утренней росы. Впереди мелькнул просвет между деревьями, и через мгновение Изменчивый очутился на поляне.

   Четыре серых тени метались вокруг одиноко стоящего дерева. Почуяв чужака, волки рассыпались полукругом по поляне, окружая его. Но Серрет хорошо усвоил уроки своего отца, легендарного Солли. Казалось, что его Учитель - великий наставник саларов Сигурд Ярроу, друг его отца, стоял рядом с ним.

   Молнией бросившись на спину крайнему волку и одним рывком перебив ему хребет, Серрет сократил число противников и отпрянул спиной к дереву. Оставшиеся трое замялись. Через несколько секунд все было кончено. Четыре трупа обагрили своей кровью всю поляну.

   Превращаясь в человека, он споткнулся о труп и всем лицом плашмя грохнулся на прямоугольный предмет. Предмет был холодным, от него пахло непонятным запахом. Он манил и звал к себе.

   - Да, - по думал Серрет. - я пришел на его зов...

   Предмет был явно творением рук человеческих - а может, и не человеческих. Ибо манил, и невозможно было не взять его с собою... Серрет взял его и подумал:

   - Он тяжелый и плоский. Им удобно будет прикрывать от мух горшок с медом...

   Спустя минуту поляна опустела. На одиноко стоящем дубе в рассветных сумерках зашевелились ветки.


Бейнеу-Кыр. Единственное дерево в округе - в русле пересохшего ручья. Автор фото

 

   Срез памяти

   Когда не хватило двери

   Там, на северо-востоке, над горами Ра-Муаз, чуть левее седого Ырташа, там, в переходах забытого согдийского рудника, по каменному панцирю змеились трещины.

   И рушились сталагмиты, выпуская тех, кто добровольно заточил себя в Пенаты Великих. Тех, за кем навсегда захлопываются двери в Бездну.

   Хрустела под босыми ногами Дальфа Генгранда корка веков. Вставали бессмертные и делали свой шаг. Делали его в бездну. Захлопывая за собой Дверь.

   Не впервые, подумал Дальф, вечные думают о времени. Последняя Дверь. Он должен, должен успеть к ней, пока не пришли другие. Он слишком долго шел, чтобы теперь опоздать, слишком тяжело было бремя бессмертия, чтобы упустить такой шанс.

   Мягким упругим рывком он перебросил свое тело через частокол, ударом отшвырнул кинувшегося наперерез послушника, всадил серебряный трезубец в грудь приблизившегося варка, который со стоном превратился в пылающий смерч. И вдруг Дальф увидел Его - такого же загорелого в долгих скитаниях и мускулистого беса, бессмертного.

   Почему именно ему, Генгранду, а не собрату, так не везет, - именно ему достался тяжкий жребий увидеть, как последняя Дверь закрывается не за тобой.

   Кто-то, а не ты, оказался проворнее, и перед самым твоим носом ускользает, как призрак, этот последний манящий шанс.

   Последний раз пахнуло ледяное дыхание Бездны. С грохотом рушились каменные плиты, погребая пор собой Дверь Последней Надежды. Все. Это конец. Вернее, это не конец, и он снова обречен на вечность. Бес, бессмертный.


Бейнеу-Кыр. На фоне грандиозных известняковых обрывов виден разрез пород. Автор фото

 

   * * *

   ...Проснулся Серрет от звука обгладываемой кости из его запасов. Пружиной метнулся он с ложа к столу и запустил зубы в кусок мяса с другой стороны. И его глаза наполнились любовью и нежностью - мясо просто таяло во рту. Тут жаркие языки пламени отбросили отсвет на лицо сотрапезника. От неожиданности Серрет молниеносно превратился в человека, кость застряла в горле.

   Закатное солнце просвечивало сквозь простое светло-зеленое платье, обрисовывая контур фигуры. Серрет Изменчивый смотрел на каштановые волосы, рассыпавшиеся по плечам, смотрел в карие глаза, лучившиеся радостью встречи. Крепкая рука стукнула его по спине.

   - Дядя Дальф! - завопил Серрет.

   - Такой костью даже Большая Тварь подавится, не то что ты, племянничек! я вовремя стукнул тебя по спине, а не то оставшиеся девять жизней ты выплевывал бы ее из своей глотки!..

   Дядин взгляд остановился на краю стола и таинственно вспыхнул.

   - Откуда это у тебя, мальчик? - неожиданно изменившемся голосом спросил Дальф.

   - В лесу нашел на охоте, - простодушно ответил Серрет.

   - Вот уж не думал, что найду здесь проклятую книгу. Книгу Даймона.

 

   Срез памяти

   Битва Гнилого Источника

   Властелин Бездны набирал небывалую силу. Девять вождей Изменчивых, девять вождей Скользящих в сумерках и девять вождей Людей сидели вокруг полыхающего костра, горевшего в зарослях Муаз-Тая, на одной из полян.

   Все знали, что произошло.

   На рассветное солнце наползли свинцовые грозовые тучи. Если они не объединятся против врага, завтра может быть поздно. Властелин Бездны повел несметное войско мертвых на поселения живых. И ужас шел днем и ночью впереди, леденя сердца жуткими стонами и затмевая разум.

   Великий Совет избрал Рудлизи Девятикратного, салара пятого уровня. Внук Богов Рудлизи был невысокого роста, крепкий, с короткой темной бородкой и мудрым высоким челом. Он двигался не торопясь, с достоинством. Молодые салары бросали на него восторженные и благоговейные взгляды. Он был вторым после Сигурда Ярроу.

   Никогда больше не собиралось такое войско, и никогда больше не заключался такой Союз. Все живое и неживое разделилось в тот день на два лагеря, ревущий кровавый водоворот смерти стремительно расширялся. Многие были растерзаны, и страх несся впереди ожившего кошмара.

   В бою сошлись Властелин Бездны и Рудлизи Девятикратный. От клыков и когтей чудовища не спасали даже знаменитые кольчатые нагрудники. Над полем возвышалась ухмыляющаяся пасть с острым частоколом белоснежных зубов, скрежетала чешуя. Но Властелин Бездны был повергнут, и Рудлизи обломком меча отрубил когтистую лапу, сжимавшую книгу, и взял эту книгу себе. Так Властелин Бездны был на время отброшен и лишен своей книги. Бежал он прочь и скрылся в дебрях.

   Даже мудрейшие не знали тогда, что стало с Книгой Даймона. Однако она не была уничтожена. Ибо Рудлизи не отдал ее никому. И сказал Рудлизи:

   - Она принадлежит мне по праву как память о великой битве, и разве я не нанес Врагу решающий удар?

   К тому же Книга казалась ему небывало дивной на вид, и не мог он с нею расстаться. Он отнес ее в забытый согдийский рудник над горами Ра-Муаз, с капающим с потолка Временем, в Пенаты Вечных. Но на обратном пути неподалеку от Пенат Рудлизи был застигнут врасплох бандой варков, что притаились в засаде на отрогах Ра-Муаз. Варки преследовали его, покуда он не добежал до реки и не бросился в воду. Это был последний его браслет и последняя жизнь. Книга отомстила за своего Создателя.

   - Неужели же это та самая книга? - воскликнул изумленный Серрет. - А я так изумительно накрывал ею горшок и шлепал больших черных тараканов!

   - Быть может, мальчик, но у этой книги один путь. В ней заключена сила Бездны и мощь Большой Твари. Это не Книга, это даже не Дверь. Это и то, и другое, и третье. я не могу даже прикоснуться к ней, ибо тут так шандарахнет, что всем будет мало места.

   - Почему, дядюшка?

   - Е = mc2, дорогой племянничек. Слыхал про такую формулу?

   - Нет, а кто ее придумал?

   - Да один тип из будущего. Зато Большая Тварь останется. И замороки тоже. Нам необходимо понять, как уничтожить и то, и другое, и третье. Сталь и огонь оказались бессильны. В смысле без силы беса.

   - Так что же мне делать, Дальф?

   - Через две недели ты тронешься в путь. До границы Шайнхольмского леса тебя могут проводить, дальше иди один. Встретимся за пустыней возле третьего отрога Ра-Муаз, на вершине холма. Возможно, я буду не сам. Опасайся замороков, им не страшен дневной свет. Не вступай с ними в схватки, серебряное оружие их не берет. Опасайся идти на их зов: укусят, сволочи. Береги книгу, она - наше достояние.

 

   * * *

   Путь лохматого парня в окружении стаи молодых волков. Они подошли к краю Шайнхольмского леса. Впереди - узкая полоса зелени и пустыня до горизонта. Вдруг самый молодой волк неожиданно вскочил, насторожив узкие уши и скалясь чужой мертвой ухмылкой. Глаза зверя приобрели оттенок мутного зеленоватого стекла. Стаю словно подбросило пружиной. Тихий холодный вздох пронесся над ними. Могильным холодом повеяло вокруг. Серрет выхватил из потайного кармана пучок вонючего дикого чеснока, непереносимого волчьим нюхом, и сунул под нос ближайшему знакомому волку. Тот затрусил головой, и глаза зверя приобрели волчье выражение. Через несколько секунд волчья стая рассыпалась по кустам.

   Со стороны пустыни медленно приближались к лесу девять жутких сгустков тьмы. Черные балахоны до пят скрывали очертания тел, низко надвинутые капюшоны закрывали лица. От фигур веяло могильным холодом и забвением. В каждом их движении ощущалась неутолимая тяга к бездне. Рука Серрета помимо воли потянулась за книгой. Он, оцепенев, наблюдал ее движение и не мог помешать ему. И вдруг когтистая лапа лежащего рядом волка бесшумно полоснула по руке. Выступила кровь.

   Рука снова стала послушной хозяину. Серрет понял - замороки, их ни с кем не спутаешь.

   Замороки проплыли мимо убежища стаи и углубились в чащу леса. Долго еще лежала стая в кустах, не в силах пошевелиться. Полежав еще немного, Серрет отправил волков назад предупредить отца, и один пошел в пески под палящее солнце. На следующий день из леса вышло существо и поползло через пустыню, приглядываясь и принюхиваясь.


Бейнеу-Кыр. Вдоль дороги - группы одногорбых туркменских верблюдов. Автор фото

 

   Тень вторая

   ДЛИННОЕ ПОСЛАНИЕ СЕРРЕТА

   Ветер уныло лижет барханы, оплавляя их желтыми струйками. Вечно неизменные и вечно изменчивые барханы. Цепочку волчьих следов заметает ветер. А в конце цепочки бежит волк с вывалившимся из пасти большим розовым языком. Волк устал. Солнце безжалостно и нестерпимо звенит в зените. Ни клочка тени. К спине волка приторочена походная сумка, из нее торчат рукояти мечей и ножей, фляга с водой и умело скатанная неволчьими руками одежда.

   Волк торопится.

   Перевалив бархан, волк устало опустился на песок, тяжело дыша, и через некоторое время с песка встал молодой мужчина, разминая затекшие члены. Первым делом проверил, на месте ли книга. Фух, не потерял. Серрет стряхнул с себя песок. Он знал, он всем своим существом чувствовал, что замороки на хвосте, они повернули и теперь, вынюхивая, идут по его следу. Времени почти не оставалось. Если девятеро догонят его, шансов уйти будет маловато.

   ...Девять мрачных фигур, по-прежнему холодных как лед, но уже уставших источать могильный холод посреди пустыни, понуро плетутся по цепочке следов. Они все так же тянут свою унылую песню, похожую уже скорее не на зов, а на заунывное пение галерного гребца.


Бейнеу-Кыр. Если смотреть с обрыва на Юг, то хорошо различимо южное крыло антиклинали Бейнеу.
Небольшая гряда на фоне солончаковой равнины - верхушки пластов, круто уходящих под землю. Автор фото

 

   Срез памяти

   Как собираются библиотеки

   И воззвал Властелин Бездны, и по очереди подходили к нему Девятеро. Девять жизней, как у кошки, было за каждым. Девять смертей давал каждому властелин. Один за другим вышли они из Антипената Великого на великое дело.

   Бездна следовала за ними, и голос их был зовом Смерти. И приказ найти книгу звучал в их сердцах. Дважды в год являлись они на поклонение Великой Святыне, пока не похитил ее проклятый Рудлизи Девятикратный, и не исчезло из мира само упоминание о ней. Дважды в год читали они бездонные Ее страницы.

   Властелин Бездны не покидал более свои мрачные Антипенаты после Битвы Гнилого источника. Возжелал он любой ценой вернуть себе книгу.

   Предводитель замороков, страшный Лугром Рамгна с железной короной на ужасном челе, проворчал:

   - Если он и дальше будет так разбазаривать свои собрания сочинений, то долго же нам придется их искать! А некоторые, говорят, целые библиотеки ухитряются собирать.

   - А у нашего шефа и библиотека-то какая маленькая, и ту не уберег.

   - Таскался с нею всюду. Нет, чтоб положить в надежное место, спокойнее было бы!

   - Вот до чего жадность доводит, - согласился со вторым третий заморок.

   - Ничего, мужики! - вставил веское слово девятый, - я пока живым был, знавал одно местечко. Если что, скинемся в складчину, там новую напишут - от старой не отличишь!

   И девять мрачных фигур в плащах растворились в ночи бесшумно и призрачно...


Бейнеу-Кыр. Уходящее за горизонт пустынное шоссе Красноводск-Кызыл-Кая.
На этих глинистых склонах раз в год в мае вырастает огромное количество шампиньонов. Автор фото

   Наконец в мареве впереди задрожали горы. Измученный и обессиленный Серрет попытался ускорить шаг. Первый... второй... третий отрог, туда ему и нужно. Но только к вечеру он, с трудом волоча ноги, поднялся на заветный холм. И почувствовал чье-то присутствие. Усталость как рукой сняло. Мгновенно обернувшись волком, Серрет прополз между камнями, скрываясь за кустами. Сначала почувствовал, а потом и разглядел в сумерках стройную девичью фигуру. Через секунду у куста уже стоял Серрет-человек.

   Он едва успел уклониться от пущенного бумеранга. Автоматически Серрет выхватил из-за пояса нож и метнул его. Девушка увернулась. Ее серый плащ сливался с сумерками, постепенно она растворялась в мерцающих сумерках. Была только Скользящая в сумерках и сами сумерки. Лишь безошибочное волчье чутье и выучка Сигурда Ярроу помогли отбить молниеносный удар клинка. Неожиданно девушка остановилась и, призывно глядя на Серрета, медленно обнажила грудь. Опустив меч, Серрет зачарованно глядел на нее. Как во сне, протянул руку... и тут страшный удар в пах заставил его свернуться калачиком.

   У нее был звонкий голос:

   - Извини! Но дядя Дальф рекомендовал тебя как хорошего бойца. И папа говорил, что ты был прилежным учеником. Серрету пока не хватает выдержки старого и опытного воина. Правда, дядя Дальф?

   - Да племянничек! Понятно, твое дело молодое, но всему свое время, - раздался до боли в паху знакомый голос дядюшки Дальфа. - Зигфрида очень красивая девушка. Однако об этом стоит забыть, когда она твой противник. я просто стоял и смотрел. И поймал твой ножик, который чуть было не попортил мою физиономию.

   - Да, конечно! - простонал, вставая, Серрет. - У Зигфриды прекрасная фигура, но... у нее порвалось платье на самом интересном месте...

   И он смущенно посмотрел ей ниже талии. В сумерках не было заметно, как вспыхнула девушка. Взглянув вниз, она увидела абсолютно целую одежду. Подняв глаза, посмотрела на небрежно протянутую руку с незаряженным самострелом.

   Дядюшка Дальф добродушно посмеивался...

 

   * * *

   Троица сидела у костра, когда из ночи потянуло холодом и запахло могилой.

   Девять сгустков мрака стояли в ряд. Они звали:

   - Серрет! Открой книгууу! Идииии к нааааам! Книиииигуууууууу!

   Серрет оцепенело стоял, раскрыв рот, цепенея. Его руки уже держали книгу. Но Дальф так приголубил его пониже спины, что тот выронил книгу и сказал нечто такое, от чего замороки остолбенели. И когда путники ушли, долго еще стояли замороки, думая над высказанными пожеланиями и тем, кто же мог изнасиловать Властелина Бездны, и в какое место он, по словам Серрета, отправился.

 

   * * *

   Шатаясь от усталости и жары, поминутно жалобно всхлипывая, поднимая воспаленные глаза к горизонту, по пустыне ползет существо.

   - Вэй, вэй, бедный старый Домглад! - временами восклицает оно. Раскаленные пески Карах-Руфи жгут его. Существо отдаленно напоминает человека, разве что морда более вытянутая и плоская и челюсти сильно развиты. Локти прижаты к туловищу, кисти рук висят перед грудью. На них действуют в основном по три пальца. Оно двигается несколько странно на необычайно мощных ногах.


Бейнеу-Кыр. Район месторождения целестина - довольно пустынно. Туркмения. Автор фото

 

   Срез памяти

   Приятные встречи Домглада

   Домглад мчался по лесу, прижимая к груди книгу, а за ним раздавалась дикая какофония рычания и воя, распугивая все зверье на добрую милю вокруг.

   Книга была очень дорога, но жизнь была дороже. Последним усилием он напрягся и птицей взлетел на дерево. Книга упала в траву. Сидя в густой листве, видел он, как на поляну ворвался пятый волк и разметал четверых, как сухие листья. И не успел Домглад опомниться от ужаса, как незнакомец исчез, а с ним - о ужас! - пропало и бесценное сокровище. Отчаяние захлестнуло его душу и камнем сдавило сердце.

   Стеная, ходил он по лесу, пока не перехватили его Слуги Бездны. Они привели его в жуткие мрачные Антипенаты, где ледяное дыхание Бездны ощущалоськаждой клеточкой. Властелин Бездны сидел на троне из сталагмитов, и лик его был ужасен, а когти и зубы его были остры. Домглад пал ниц и закрыл лицо руками.

   - Где книга? Где МОя книга? С этой книгой мановением руки я могу разрушать города и миры, повелевать зверями и людьми, и даже Верхние не могут сравниться со мною в могуществе! Как ты смел читать ее! Прикасаться к ней! Как ты смел потерять ее?!

   Несчастный Домглад не знал, что ответить, он дрожал от страха. А голос гремел:

   - Верни ее! - проклятая книга манила к себе. - Верни ее! - погружала в волны тайного знания...

   Домглада схватили и вышвырнули в лес, где он потерял сокровище. И вот теперь надо ползти, ползти на ее зов, далекий и недоступный, ползти...

 

   * * *

   В это время Дальф вел обессилевших Серрета и Зигфриду через заснеженные перевалы. Сам Дальф шел уверенно, явно неплохо разбираясь в здешних тропах и ледниках. В пути через перевал их настиг снегопад. Снега было столько, что спустя некоторое время идти стало невозможно. Пришлось возвращаться и пытаться искать обход. Они шли по заснеженным перевалам Ырташа к Пенатам Вечных, ныне опустевшим. Дальф достал из-за пазухи деревянную брошь на старинной каменной оправе. Тонкий орнамент змеился по матовой полированной поверхности.

   - Это брошь Марцелла, которую он подобрал в шатре е. Тидид оставил брошь, чтобы она при случае нашла Дверь. Орнамент укажет дорогу, по которой ходили ваши отцы.

 

   Тень третья

   ТРУДНО БИТЬ БОКОМ

   Когда перевал остался позади, путники стали замечать, как воспоминания прошлых лет будто начинают тонуть в сыром промозглом тумане.

   Они спускались уже вторые сутки, и жидкая растительность обещала вскоре перейти в более серьезную поросль.

   Постепенно дорога превратилась в узкую тропу - пропасть с одной стороны и совершенно гладкая стена с другой.

   Из темной пещеры, мимо которой шла тропа, пахнуло гнилью и забвением. Пахло опасностью. Дальф остановился и прислушался. Серрет поднял камень и швырнул в разверстое чрево дыры. Прислушался. Отзвука не было. Дальф проворчал:

   - Мне кажется, что ты зря это сделал, пойдем быстрее...

   Пройдя еще немного, они остановились у источника в скале и наполнили фляги. Вода была превосходная. Дальф нахмурился еще больше. Стоило поторопиться. И тут они услышали грозный рык, который заставил спрятаться за камень. Из-за поворота, который они недавно миновали, выскочило жуткое чудовище, бегущее на мощных задних лапах, поджимая к груди невзрачные на вид передние. Возле источника тварь неожиданно стала менять очертания и превратилась в худого изможденного старика. Просунув голову в расщелину, он жадно стал пить воду и рычать. Через несколько секунд на его месте опять стояла тварь. Она принюхалась и направилась в сторону камня, за которым притаились Дальф, Серрет и Зигфрида. Дальф ужаснулся:

   - Никогда не думал, что время может сделать с Пустотником ТАКОЕ! Он потерял разум, но при этом не выпустил окончательно Тварь...

   Серрет вскочил, готовый ощериться грозным волчьим оскалом, но Дальф положил ему руку на плечо:

   - Нет, мальчик, это МОЙ бой. Вам он не под силу. У вас другая миссия - идите в Антипенаты, спешите, пока не поздно. Не знаю, что со мной будет. Прощайте, и поторопитесь! я и так уже достаточно устал...

   И навстречу свирепой Твари, сверкая трезубцем и очами, поднялся Дальф Генгранд, манежный бес, последний из бессмертных, единственный, кто не захлопнул за собой дверь. Его голос прозвучал в мертвой тишине:

   - Ты не пройдешь! Время помутило твой разум. Пока не поздно, вспомни, что ты не только грубое животное, но и Человек!

   Тварь свирепо зарычала и протянула к Дальфу свои когтистые лапы.

   - Ты слышишь меня, потерявшая разум Тварь? Ты слышишь меня, переставший быть человеком? я, Дальф Генгранд, бес, не закрывший Дверь, я - человек - иду...

   Серрет и Зигфрида стояли на дороге, парализованные ужасом и величием битвы. С грохотом рушились камни. Дети смотрели, как два Отца вцепились друг в друга мертвой хваткой. Детям редко удается увидеть, как дерутся и выясняют отношения родители. Такие схватки добром не заканчиваются - и оба Отца рухнули в пропасть. Дальф одной рукой ухватился за камень, но под тяжестью Твари полетел вниз.

   Прощай, Отец!..


Бейнеу-Кыр. Стрелкой отмечено месторождение целестина - очень трудно найти. Автор фото

 

   Срез памяти

   Вечный зов

   Он писал. И не задумывался старый Пустотник, почему торопит его То, чего НЕТ. Он все реже задумывался в последнее время. И в глубине его заворочалась, зашевелилась Большая Тварь. И все больше души его уходило в Книгу. Он писал ее на краю Бездны. Теперь он знал ВСЕ! Это только ЕГО книга!..

   В зал ввалились те, кто именовал себя Видевшими рассвет. Они замерли. Лоб пустотника пошел складками, глаза ввалились, он еле держался на ногах.

   - Это не книга, это Дверь!.. Марцелл, ну помоги же мне!.. я не могу больше...

   И тогда Марцелл бросился к Даймону, подхватил старика и шагнул с ним к распахнутой Двери. На пороге улыбка слегка тронула губы Марцелла. "Не печальтесь обо мне... глядишь, и свидимся... все-таки я - бес...". Еще мгновение - и бес со своей зловещей ношей рухнул в Бездну. И вздрогнула Бездна, колебая пространство и время... Дверь закрылась навсегда...


Планета Земля - из Космоса, путь на туркменский целестин - в Азию. Фото с этого сайта
Оригинальное фото космического восхода Солнца с орбиты Земли - орбитальные станции


Второй вариант фото Земли - из Космоса. Передний план - спутник Луна. Фото с этого сайта
Как можно заблудиться в Космосе - очень большая Земля и солнце - на Закате, впереди - Луна
Страшный Космос - игра цветов и буйство красок в Абсолютной Пустоте внепланетного Вакуума

   Вокруг бушевало Ничто, стены содрогались в испуге. Даймон и Марцелл повисли в пустоте. Внезапно вихрь разметал их по разным концам Вселенной. Даймон висел в пространстве и вспоминал, как однажды уже закрыл Дверь за собой, пока Видевшие рассвет стояли в зале, удивительно похожем на Пенаты Вечных, и в то же время не похожем. Он открыл Дверь, чудовищно постарев. Но теперь Дверь за ним захлопнулась навсегда. Он не может во второй раз вернуться обратно... С Даймоном произошли разительные метаморфозы: Бездна поглотила его человеческий лик и неузнаваемо исказила душу. В Бездну вступила Большая Тварь, но в глазах ее светился разум. Злой разум.

   Ох, Марцелл, чтоб тебе этой вечностью поперхнуться! Бес тебя попутал сигать со мной! Гм, гм, хотя другого беса, кроме тебя, тут собственно и не было... Соли тебе, что ли, на хвост насыпали? Гм, гм, хотя и хвоста-то у тебя, собственно, нет. Не то, что у меня - большой, красивый, толстый... Вон как в пустоте болтается. Жаль, что огреть некого! Тьфу, напасть, а скуплю как! Ох, Марцелл, чтоб тебя во все щели... а я еще ведь погулять хочу! Как говорят, седина в бороду, а бес в ребро! Гм, гм, а бороды-то у меня сейчас нет... Ой, и беса в ребро мне только не хватало...

   - Дааймооонн... Ииидииии кооооо мнеееееее! яаааа, книииииигааааааааааа...

   - Это кто надо мной издевается?! - завопил Даймон в пустоту.

   - Это яааа, твояааааа книииигааааа.... идииии..... яааа ждуууууу.....

   Зал закачался в испуге. На странно неподвижном столе лежала пульсирующая и зовущая книга. Оазис мертвого спокойствия в разверзшемся аду. Она ждала...

   Стены закачались, книга распахнулась, и из нее на свет выползло чудовище, пронзив радостным воплем своды зала. Никто не ждал его появления, в мире не осталось больше дверей, кроме этой Книги.

   Но Книга была больше, чем дверь...

 

   Книга вторая

   Первые алые гребни

   ... и взял одно из ребер его,
   и закрыл то место плотию.
   И создал Господь Бог из ребра,
   взятого у человека, жену,
   И привел ее к человеку.
   Бытие гл.2 ст.21-22

   ... и взял одну из сторон его,
   и закрыл плотию то место.
   И перестроил Господь Бог сторону,
   которую взял у Адама, в жену,
   и привел ее к человеку.
   Тора Бырейшит

 

   Тень первая

   ОТЛОЖЕННОЕ ДЕЛО

   Они шли, шли по камням и зарослям. Слезы уже были выплаканы и высохли на их щеках. Бедный дядюшка Дальф! Днем и ночью без остановки спускались они по склонам Ра-Муаз. Бедный дядя Дальф! Мы выполним твою последнюю волю, Отец!

   Иногда Серрет куда-то уходил в облике волка и возвращался с добычей. Но кусок не лез в горло, его приходилось запихивать. Иногда Серрету казалось. будто их кто-то преследует по пятам.

   Вечером следующего дня, окончательно выбившись из сил, Серрет нашел небольшую пещеру, где они решили переночевать. Весело трещал огонь в костре, обугливались ветки. Приятная истома обволакивала тело. Они лежали на теплом полу пещеры. Прижавшись друг к другу, Зигфрида Ярроу и Серрет Изменчивый задремали.

   Усталость понемногу отступала. Зигфрида провела мягкой рукой по заросшей щеке, их сердца учащенно забились. Одна рука Серрета легла на бедро девушки, другой он привлек ее к себе.

   - Нет, Серрет, нет...

   - Ну почему, Зигфрида?..

   - Мы не можем делать это сейчас. Только тогда, когда мы выполним свой долг!

   У Серрета что-то требовательно зашевелилось внизу живота. Знакомый холодок близкой опасности, который всегда чуешь там, когда ее не видишь.

   - Рядом кто-то есть... - прошептал Серрет Изменчивый.

   Из узкого входа пещеры вылез волк. Лениво зевнул и неторопливо прошествовал через кусты. Поляна опустела. Через полминуты на поляну выползло существо. Испуганно озираясь, оно двинулось ко входу в пещеру. Но с быстротой молнии из пещеры вылетела Зигфрида, приняв угрожающую стойку. Существо в страхе попятилось. Выпрыгнувший из кустов волк свалил его на землю. Существо запричитало:

   - Вэй, вэй, бедный старый Домглад! Он боится! Он ищет свою книгу!...


Бейнеу-Кыр. Проявление коллекционного целестина – "Пестрый овраг". Туркмения. Автор фото

 

   Срез памяти

   Великое сокровище Пенат Вечных

   Домглад вел свой небольшой отряд на помощь союзникам. Несколько дней назад прибежал гонец, призвавший его; на помощь - на селение напали страшные создания, они несли мрак и ужас. Пришли они днем, не страшась и не пугаясь света дня. Их было девятеро. Схватили тех, кто не успел спастись бегством в окрестные леса, и долго их дикие крики раздавались над опустевшей деревней. Люди в панике бежали прочь.

   Да, бедный старый Домглад, это очень плохие известия, очень плохо. Никогда еще слуги Властелина Бездны не заходили так далеко. Надо очень хорошо подумать... Серебро нынче очень дорогое, да, очень, дороже золота. Не ровен час, нападут по дороге, ограбят, много тут всяких ходит...

   Домглад был очень осторожен. Он вел отряд в обход, самой дальней дорогой. Он боялся придти не вовремя. Домглад - старый и опытный воин и знает толк в битвах. И когда Домглад пришел в деревню, все было кончено. Замороки убрались прочь.

   - Кажется, мы немножко опоздали... Но это лучше, чем если б мы пришли раньше. я очень не люблю напрасные жертвы и ненужную кровь.

   На обратном пути отряд повстречал несколько варков. Вот так всегда, бедный старый Домглад, когда хочешь кому-то помочь, получаешь кучу неприятностей. Домглад, не раздумывая, храбро бросился в кусты шиповника. Ему показалось, что там сидит варк или даже заморок. Но, не увидев никого, Домглад не удивился и не огорчился. С поля боя доносились страшные вопли. Похоже, с отрядом будет покончено.

   Домглад решил ударить в обход. Обход был долгим. Он изо всех сил карабкался все выше и выше. Только это помешало ударить в спину противнику. Домглад в горе заплакал. Он очень хотел хоть кому-нибудь помочь. Он заблудился.

   Он долго шел, пока не увидел вход в пещеру. По узкому переходу в скальной породе спустился в зал. Пол был покрыт трещинами, на нем лежали обломки сталагмитов. Казалось, вдоль зала выстроились незанятые троны властителей, ушедших по неведомой воле. Время капало с потолка и обволакивало все вокруг, храм жизни был пуст и заброшен. Тихий грустный голос зазвучал в мозгу Домглада:

   - Спускайся внииз, мой властелин... я книигаа.... Спускайся вниз, взыскующий ответа, коснись великой памяти Даймона, открой книгу...

   Домглад, как сомнамбула, скользил между обломками веков и осколками сталагмитов, растворяясь в скорбной вечности, слыша этот Зов, Вечный зов книги. Пока не встретился взглядом с горящими буквами внутри колонны: БЕЗДНА.

   Домглад обколол камень и достал книгу. Она казалась ему очень привлекательной. Он открыл ее и стал искать картинки. Их не было. Домглад повертел книгу в руках, но прочесть ничего не смог - неграмотен. Но что-то не позволяло бросить книгу.

   Ему не хотелось жить среди людей. Домглад уединился в лесу, стал собирать ягоды и ловить мелкое зверье. С крупным не справиться. Постепенно облик Домглада стал меняться. Он никогда не расставался с книгой, пока не пришли злые волки и не забрали книгу у бедного старого Домглада. А потом призвал его к себе страшный Хозяин и требовал книгу у бедного старого Домглада...


Бейнеу-Кыр. Практически невидимая на камне ящерица - заповедное животное. Автор фото


Бейнеу-Кыр. Ящерицы, крупная фаланга, а в спальнике в лагере - скорпионы. Автор фото

 

   * * *

   В мрачном зале Антипенат сидел Властелин Бездны. Он не мог обрести покой, его Великая книга утеряна, а эти девять остолопов до сих пор ее не нашли. Время уныло бродило по залу, разбрасывая мгновения во все стороны. Время скучало и никак не могло найти выхода, поэтому оно ослепло и ощупью двигалось вдоль стен.

   В зале еще больше похолодало, к Властелину подплыли девять фигур. Вперед вышел Лугром Рамгна, преклонил черное колено и склонил гордую голову, увенчанную железной короной и славой веков. Он молвил:

   - Хвала, хвала Бездне, о Великий Властелин! Мы успели вовремя.

   - Где МОЯ книга?

   - Она осталась у Серрета, а мы поспешили тебе на помощь в годину великой опасности. Он обещал изнасиловать тебя, о Повелитель. Мы этого не допустим.

   Вперед выступил еще один рыцарь, второй заморок, Лумтог:

   - Он сказал нам, что послал тебя очень далеко. Вероятно, дальше Бездны... Мы не могли бросить своего шефа в такую минуту. Мы чувствуем - книга у Серрета, а с ним очаровательная девушка. Шеф, я бы от нее не отказался, но долг повелел нам спасать нашего драгоценного повелителя....

   - Олухи!! - заорал Властелин, - вот до чего невежество доходит! я должен был сам заставить вас изучать неблагородные манеры! Это я вас сейчас изнасилую во все щели, вы, знающие мудрость Бездны!! Вон!!! Без книги не возвращайтесь!

   Девять замороков вышли из Антипенат, страшно расстроенные. Их, рыцарей Бездны, пришедших на защиту своего повелителя, мчавшихся к нему сквозь пространство и время, обвинили в неуместном рвении. Понуро стояли замороки, и предводитель грустно заключил:

   - Даа, с тех пор, как начальник утратил книгу, похоже, лишился последних мозгов. Жаль, хороший был парень. Не понимает опасности, шумит.

   Третий заморок, Луммакх, грустно добавил:

   - Да, шеф уже не тот. А что будет, если он со своими вывихнутыми мозгами получит книгу? Боюсь, нам несдобровать. Разлюбил нас шеф, гонит куда подальше. я предлагаю пойти поискать книгу, но не спешить ее отдавать.

   - Пожалуй, - согласился доблестный Лугром, - над этим надо подумать...

   И поплыли черные призраки по земле, холодом и тоской веяло от них, все живое бежало, заслышав их голос. Кровь стыла в жилах. Звали замороки:

   - Книгаа... Отзовись... Придиииии к повелите-люууууу....

   И где-то у подножия Ра-Муаз, на северо-востоке, услышали они зов книги:

   - Яааа книиигааааа.... Откроооооой меееняяяяяяя..... Книиииииигаааааааа...

   И проснулась книга, позвав повелителя, и потянулись к ней Серрет и Домглад, не в силах противится зову. Огромным усилием воли остановил Серрет руку, занесенную над вечными и манящими страницами. Горько заплакал Домглад, умоляя вернуть потерянное сокровище. С леденящими душу стонами понеслись замороки быстрее ветра, неся дыханье Бездны.

   - Бедный старый Домглад! Благородные господа, отдайте Домгладу его единственное достояние! Вэй, вэй! я отслужу вам службу, отдайте...

   Слушая жалобы Домглада, Зигфрида задумалась:

   - Домглад, ты знаешь дорогу в Антипенаты к Властелину Бездны?

   - Госпожа, там очень страшно! Я отведу вас лучше в другое место... Вэй!

   - Нам нужно туда. Когда мы туда придем, мы тебя отпустим, а пока ты пленник.

   - Господа, отдайте книгу, и я отведу вас туда, там страшно, там ужасно... Вэй!

   Серрет схватил Домглада и крепко сжал его руку:

   - Мы не отпустим тебя, я знаю, чего можно ожидать от такого как ты. Тебя и убить противно. Не скули! Отведешь нас в Антипенаты, поклянись книгой!

   - Ой, больно, вэй! Отпустите! я отведу вас, клянусь книгой! я боюсь... Бедный старый Домглад отведет вас, а потом возьмет книгу... Свою книгу...


Бейнеу-Кыр. Пласты или цепочки конкреций гипса, сменяющие друг друга по простиранию. Автор фото


Бейнеу-Кыр. Гипсовая конкреция сохранила первичную коричневую окраску. Автор фото

 

   Срез памяти

   Стук в Дверь

   Всю свою жизнь Лугром Рамгна стремился к новым знаниям. Он достиг уровня железной пряжки на плаще Скользящего в сумерках, и не было ему равного в бою.

   Когда он устал от сражений, стал он знахарем. Он - и смерть - не раз стояли бок о бок у изголовья больного.

   А когда была открыта Дверь, он стал патриархом Скита Крайнего Предела. Прочел он все рукописи о Бездне, но так и не постиг Ее.

   Власть, жажда безграничного могущества привели его к Властелину Бездны, когда закрыта была последняя Дверь. И переворачивал он нетленные страницы книги Бездны, написанной Даймоном на закате у разверстой Двери.

   А после пришли еще восемь могущественных витязей и чародеев, и раньше или позже становились они рабами книги. Раньше или позже -это зависело от их природной силы и от того, добро или зло двигало ими. Навеки потеряли они плоть, стали сгустками Бездны, доступными лишь взгляду того, кто владел знанием Бездны или раскрывал книгу.

   Зыбкими стали они, не боящимися света дня и серебряного оружия. Каждому Властелин Бездны надиктовывал свою страницу, а затем обмакивал в чернила свою лапу и оставлял трехпалый отпечаток на странице.

   Люди прозвали их замороками.

   Подолгу стояли они у раскрытой книги, глядя в Бездну и душу Большой Твари. Не просто Бездну зрели они, это - Бездна Большой Твари. И Бездна следовала за ними по пятам, и стон их был проклятием Бездны.

   Они стояли над книгой и слушали, что нашептывает им поджидавшее за Дверью небытие, отдаваясь во власть исходившего оттуда потока.

   Но пропала книга, и окончились эти времена. Сирые и одинокие, слонялись замороки по земле в поисках сокровища, стирались в памяти драгоценные строки. Оглашали замороки стонами и плачем окрестные земли, бродили неприкаянными призраками...


Бейнеу-Кыр. Северный участок месторождения - здесь целестин редкий. Автор фото

 

   Тень вторая

   ПОЮЩИЕ В ШИПОВНИКЕ

   Сигурд Ярроу и Солли сидели на пороге дома. Их дети были в великом походе за Ответом, они несли книгу в Антипенаты. Не так давно в небе видели Девятикратные гордого орла, который принес радостную и горькую весть: Зифгрида Ярроу и Серрет продолжают путь, но Дальф погиб, упав в пропасть вместе с Большой Тварью, которая увлекла его на дно и погребла под своими останками.

   ...По дороге неспешно шел незнакомец в светло-зеленом одеянии. Сигурд выхватил меч, Солли выбросил вперед левую руку - и резко взвел ладонь на себя, пальцами вверх. Незнакомец поймал в воздухе отравленный дротик, меч выпал из рук Сигурда.

   - Неужели это ты, Дальф? Мы уже успели не один раз тебя оплакать...

   - Да, это я. я ведь бес, бессмертный. Однако хорошенько же вы меня встречаете!

   - Смутное время, - сказал Солли. - Мороки бродят повсюду, рядясь в наше обличье, к тому же здесь появились замороки. Незнакомцы опасны.

   - Ну-ну, не так страшен бес, как его малюют. Мне пришлось тут кое с кем неожиданно подраться. Тряхнул стариной, вспомнил молодость. Но догнать детей я уже не успел бы, у них теперь своя дорога. Мы должны помочь здесь.

   - Расскажи, Дальф, что случилось на горной дороге? - попросил Сигурд.


Бейнеу-Кыр.Дорога уходит от месторождения дальше на Юг, а затем на Восток в сторону гор Кельдже,
где также известны проявления рудного минерала целестина. Туркмения. Азия СНГ. Автор фото

 

   Срез памяти

   Съеденный, но не побежденный

   Когда Дальф сцепился с Большой Тварью, в глазах его потемнело. Долго ни один из них не мог одолеть другого, пока не оступилась Большая Тварь и не полетела в пропасть. Дальф упал следом за нею, но успел зацепиться за край обрыва. Тогда Тварь извернулась и последним усилием сдернула его вниз.

   Долго лежал Дальф на дне глубокого ущелья. Он открывал глаза и видел свет, после чего снова впадал в забытье. Потом открывал глаза и видел тьму. Никто не знает, сколько прошло времени, пока Дальф смог выбраться из-под туши.

   Бес хоть и бессмертный, но пролежать остаток вечности под разлагающейся тушей чудовища ему не хотелось. Все члены, кроме левой руки с чудом оставшимися двумя пальцами, были съедены. Тварь откусила полголовы Дальфа, поэтому думать было тяжело. Оставшиеся полголовы буквально раскалывались. Когтистой лапой ненавистная тварь раскроила живот, и теперь все кишки висели на уступе скалы где-то высоко вверху. Это было неприятно.

   Дальф поблагодарил небо за то, что он не имеет Права на смерть. В его голове или в том, что от нее осталось, мучительно рождался вопрос: а настолько ли это Право ему необходимо?

   Трезубцем Дальф с огромном трудом распорол брюхо и желудок Твари, извлек свои полупереваренные члены и остаток головы, после чего восстановил их полностью... Долго он лез вверх, несколько раз срываясь. Наконец, уцепившись, как за веревки, за содержимое своего живота, Дальф вылез наружу и обрел самого себя. Что ж, подумал он целой головой, бессмертным быть совсем не плохо!

   День за днем продвигался маленький отряд к цели, ведомый необычным проводником. Ночами они затаивались в зарослях и ложбинах, опасаясь мороков. Несколько раз с жутким леденящим душу стоном проносились замороки. Дичи становилось все меньше, и Серрету все тяжелее было ее добывать. Но они шли, шли день за днем.


Бейнеу-Кыр. Открытая часть пласта с целестиновыми секрециями. Туркмения. Автор фото


Бейнеу-Кыр. Пласт делится на две части. Целестиновые жеоды. Туркмения. Автор фото


Бейнеу-Кыр. Целестин - бордовый дым для трассирующих снарядов. Автор фото

 

   * * *

   А в это время Дальф поднимал Людей, Изменчивых и Девятикратных.

   День и ночь, не боясь мороков, кузнецы ковали оружие. Оружие. Узкое, чуть выгнутое лезвие синей стали, два локтя от скоса острия до овальной гарды, рукоять в полклинка, продолжающие общий изгиб. Пройдут века, и его возьмут на вооружение неустрашимые гордые самураи.

   На изогнутой поверхности мечей выбивали знаки, узор, который Сигурд Ярроу вычитал из книги Бездны. Такие клинки не надо оковывать серебром.

   Из стали, покрытой серебром, ковали метательные звездочки всевозможных форм. Некоторые из них делали даже в виде пряжки, где звездочка закреплялась одним движением. Это было грозное оружие, которым в совершенстве владели Изменчивые.

   Казалось, работе не будет конца, но все в мире рано или поздно кончается. Исчерпались серебряные рудники, истощились запасы стали. Все население отправилось сажать шиповник. Это колючее невзрачное растение почему-то очень не любили варки.

   И вот вокруг селений поднимались новые заросли, колючие и густые -непроходимые стены, своеобразная живая крепость. Варки опасались подходить к колючим твердыням, живым оплотам живых. Людей.

   Дальф сидел на стенах Согда, когда повеяло холодом и ужасом: к стенам приближались девять жутких сгустков Бездны. Огромные клочья сбившегося мрака, издавая леденящие душу стоны, приближались к городу. Люди в ужасе падали на землю и лежали, парализованные кошмаром. Призрак в железной короне приблизился к воротам города и прокричал страшным голосом непонятные слова.

   Ворота рухнули, шиповник загорелся. И вдруг одинокая фигура поднялась навстречу ужасу в мерцающем золотым и зеленым балахоне:

   - Эй ты, порождение Бездны, уходи назад, к мертвым!

   Заморок в короне хрипло засмеялся и ответил леденящим голосом:

   - А, это ты, Дальф! Давненько же мы не виделись! Неожиданная встреча, приятель, как тебя сюда занесло? Может, ты знаешь, где эта проклятая книга?

   - Здравствуй, Лугром, вот уж не думал, что мы ТАК встретимся. Зачем она тебе?

   - Понимаешь, шеф совсем рехнулся, книгу послал искать, никак не оставит нас в покое... Надоело без толку слоняться неизвестно где из-за его расхлябанности. Ошибки властителей всегда другие расхлебывают.

   - А кто же он. Властелин Бездны и ваш хозяин?

   - Бывший пустотник Даймон, Большая Тварь, выжившая из ума, пришедшая из Бездны через книгу Бездны. Мы, все девятеро - те, кто читал ее вместе с ним.

   - Так это Даймон вернулся?... - вопрос Дальфа повис в воздухе...

   Ужас шел по городу, но вел он себя не воинственно. Впереди, высоко подняв голову, гордо шел Дальф Генгранд.

   Вдруг воплощенный кошмар в испуге отшатнулся. Из-за поворота вылетела толпа решительно настроенных бойцов, ощетинившихся серебряным и рунированым оружием. Дальф выставил вперед пятерню и улыбнулся:

   - Та ты шо, Солли! Это ХОРОШИЕ ПАРНИ! Солли с сомнением поглядел на мрачных спутников Дальфа. Ладно, от Дальфа еще и не такого можно ожидать.

   Девятеро и трое расположились вокруг стола. Семеро готовили еду у очага. Дальф заверил замороков, что бессмертным, да и безжизненным, не помешает подкрепиться.

   - На шару и уксус сладкий, - меланхолично заметил Лумтог, облизываясь.

   - Шеф нас давно не кормил, сволочь, - проворчал Луммакх. - Скоро сожрет с потрохами.

   - Питается там черти кем, а мы не рыжие... - сказал девятый заморок. После обильной трапезы, рыгнув, Лугром спросил:

   - А что железа у вас не видать? Хоть бы ржавая железяка валялась...

   - На оружие перековали, надо же Даймону очки втереть.

   - Но зачем СТОЛЬКО оружия и почему СТОЛЬКО шиповника?! Очки-то у него одни.

   - Народ занять надо, чтоб некогда было бояться. А то в сортир перестали ходить. Как появится варк или морок, так и добежать не успевают, все на месте делают, и сортира не нужно. Даймона отвлекаем, пусть поволнуется, - усмехнулся Дальф.

   - Верно, - поддакнул разомлевший Лугром. - Не фиг ему хвост просиживать. А люди? Что с них возьмешь. Смертные...


Бейнеу-Кыр. Целестин - объект поиска и добычи на знаменитом руднике Востока. Автор фото
Бейнеу-Кыр. Целестиновые жеоды отделены от породы тонкими трещинами. Легко извлекать.

 

   * * *

   Они стояли перед входом. Проводник сдержал обещание, и сейчас он, причитая себе под нос, сидел у их ног. Они пришли. Но как выполнить завещание Дальфа, никто не знал. И они вошли в мрачные Антипенаты Бездны Большой Твари.

   - Вээввррр! - раздался свирепый рык над их головами. - Наконец-то вы сами пришли ко мне в лапы. Моя книга сама вернулась ко мне вместе с моим обедом!

   - Что делать, Серрет? - в ужасе воскликнула Зигфрида.

   - Как хищник я его, конечно, понимаю. Но дядя Дальф о таком варианте не предупреждал.

   Вдруг чья-то рука выдернула книгу из сумки Серрета. Домглад радостно завопил:

   - Моя! Моя книга!! Наконец-то моя!!! Аааааааа!!!!

   - Я тебе сейчас покажу, ТВОЯ! - завопило чудовище и грозно двинулось к маленькой фигуре. Домглад завыл испуганно и что было сил швырнул книгу в голову твари. В воздухе книга раскрылась. Единственное, что успел заметить тот, кто когда-то был Даймоном - прямоугольник Бездны, стремительно летящий на него. Книга вобрала чудовище внутрь себя и, дивно пульсируя, плавно опустилась на пол.

   Домглад подскочил к ней, схватил и прижал к груди, затравленно озираясь, куда бы убежать.

   В это время стена задрожала, на ней нарисовался большой прямоугольник. Новоявленная дверь распахнулась, и в комнату ворвался мускулистей смуглый человек с лихорадочно блестящими глазами. Домглад шмыгнул между его ног и скрылся в проеме с диким воплем. Бездна поглотила и уничтожила его. Проем исчез. Последняя дверь после Последней была закрыта.

   - Наконец то, - завопил незнакомец, - я закрыл еще одну... Постойте, - сказал он изменившимся голосом, - по-моему, я уже когда-то здесь был... Гм, гм...

   - А ты кто такой, собственно говоря? - на незнакомца уставились два клинка.

   - Марцеллушкаа!!!!!

   И ворвавшиеся в бывшие Антипенаты Дальф, Сигурд и Солли повисли у него на шее. Тот, Который Мы, ошарашено смотрел на них и не мог поверить своим глазам. Не менее ошарашено смотрели

   Зигфрида и Серрет на эту свалку и на беса. Который вернулся.

   - Да, Зигфрида, - смущенно пробормотал Серрет, - у нас тут было одно дело...

   - А почему бы и нет?! - сказала Зигфрида, и они незаметно выскользнули из Антипенатов, укрываясь от нескромных взглядов.

   В это время Девятка задумчиво сгрудилась у входа.

   - М-да, - философски заметил Лугром, - ничто не вечно под луной. Шеф - тоже.

   - Бездны у нас не осталось, - заметил Луммакх. - Но холода еще хоть отбавляй.

   - А не заняться ли нам холодильным бизнесом? - вставил девятый. - Прибыльно... Знаю я тут одно местечко...

   - Знаешь, Дальф, - говорил Марцелл, - там, с той стороны, такая скука, похлеще, чем здесь.

   - Верно, Марцелл. К тому же, как я успел убедиться, бессмертие не такая уж и плохая штука, - мечтательно протянул Дальф.

 

   * * *

   Через месяц все пили пиво. В жару. Но холодное. И рассвет наступил на закате...


Бейнеу-Кыр. Целестин извлекается из пласта в огромном количестве. Туркмения. Автор фото


Бейнеу-Кыр. Страшная вещь - невидимые голубые кристаллы целестина в красной жеоде. Автор фото


Бейнеу-Кыр. Поздняя генерация гипса образует кристаллы внутри целестиновых жеод. Автор фото


Бейнеу-Кыр.Зональный кристалл целестина с пигментированной внутренней частью. Автор фото


Бейнеу-Кыр. Это не горный хрусталь - пирит внутри голубоватого целестина (растворимый в воде яд). Автор фото

   

   Писано 18-19 октября 1993 года

   Источники
   1. Дж. Р.Р. Толкиен. Трилогия " Властелин Колец".
   2. Г.Л. Олди "Сумерки мира".
   3. Впечатления от ролевых игр 1991-1993 годов авторов - участников, мастеров и издевающихся.

   Корум Корвин Юлтон, "РАССВЕТ НА ЗАКАТЕ"
   Редакционная коллегия: Антон Кафтанов, Юлия Кафтанова (автор К.305)
   Все права защищены. Никакая часть издания не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения авторов.

 

     

   Защита авторских прав на издания автора - сертификаты. Для увеличения сертификата кликните изображение мышью. Оказываем помощь в регистрации Ваших авторских прав на литературное произведение, цикл фотографий, информацию научного и иного характера и другое. Авторам - авторские права, оказываем помощь в регистрации и защите Ваших авторских прав в Украине (СНГ), новые услуги Клиентам с 2015-2016 года. Копировать запрещено.

 

 

 


Постановочные рыцарские бои. Турниры. Показательные выступления. Сайт http://vk.com/club64819626
Мастерская "Стальное княжество", продажи и на заказ, http://vk.com/album-64819626_210112113
Тел. +38 050 13579-29, 063 487-78-33, Антон Кафтанов, г. Харьков, Украина, СНГ

 


Постановочные рыцарские бои. Костюмы. Файер-шоу и танцы с огнем. Сайт http://vk.com/club64819626
Коллектив "Стальное княжество", постановочные поединки, турниры, http://vk.com/id42927607
Тел. +38 050 13579-29, 063 487-78-33, Антон Кафтанов, г. Харьков, Украина, СНГ

 


Аренда костюмов. Костюмы. Примерка. Фотосессии. Сайт http://vk.com/album-64819626_204588410
Аренда костюмов "Стальное княжество", аренда, образы, фотографы, http://vk.com/id86335002
Тел. +38 066 520-81-00, 093 718-66-74, Катерина Кафтанова, г. Харьков, Украина, СНГ

   Тел. +38 050 13579-29, 063 487-78-33 (Антон Кафтанов, г. Харьков, Украина, СНГ)
   Адрес для писем: Антон Кафтанов, а/я 10911, Харьков, 61003, Украина
   Пишите Антону Кафтанову на e-mail: korum68@bk.ru


  • Поиск по ролевым играм, турнирам и фестивалям
  • Ролевые игры, RGG, сайты, организаторы, места проведения
  • Введите запрос в БД (без окончания и пр.) - хоббит(он), прави(ла)
  • Нажмите "Поиск" чтобы увидеть результаты поиска по Вашему запросу

1999-2016 г. | 1999 г. | 2000 г. | 2001 г. | 2001 г. | 2002 г. | 2003 г. | 2004 г. | 2005 г. | 2006 г.
2007 г. | 2008 г. | 2009 г. | 2010 г. | 2011 г. | 2012 г. | 2013 г. | 2014 г. | 2015 г.

 

1999-2016 г. | 1999 г. | 2000 г. | 2001 г. | 2001 г. | 2002 г. | 2003 г. | 2004 г. | 2005 г. | 2006 г.
2007 г. | 2008 г. | 2009 г. | 2010 г. | 2011 г. | 2012 г. | 2013 г. | 2014 г. | 2015 г. | 2016 г. | 2017 г.

Календарь, А. Вараксин | Подписка (А. Вараксин) | Добавить игру (А. Вараксин)

 

 



 

 

 

 

На главную | Изделия из камней - бусы, четки, подвески, минералогические образцы
Искусство выживания | Безопасность, оснащение | Боевые искусства мира | Об огнестрельном оружии
Ролевые игры, фестивали | История костюма, доспеха | Мастерская, технологии | Стихи Антона Кафтанова